Депутат Законодательного собрания Тимур Сагдеев рассказал, как в Иркутской области обстоят дела с реализацией нацпроекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России»

Разместил: Берт Шеридан

Если деньги — это кровь экономики, то хотелось бы знать, кто и на каком основании устраивает «кровопускание» национальным проектам, нацеленным на улучшение качества жизни наших людей.

С этой фразы начался наш разговор с депутатом Законодательного собрания Иркутской области Тимуром Сагдеевым, возглавляющим в региональном парламенте комиссию по контрольной деятельности. По его убеждению, настало время поговорить о том, как в Иркутской области исполняется национальный проект «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», на который возлагались огромные надежды.

— В 90-е годы мы много говорили об опыте выхода США из «великой депрессии», когда в экономику этой страны через дорожное строительство и организацию общественных работ правительство вливало деньги, послужившие выходу из кризиса, — говорит Тимур Ринатович. — Наши национальные проекты, и в первую очередь «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», нацелены на достижение той же цели. Поэтому важно, чтобы деньги не уходили в никуда. Я убежден, что в этом заинтересованы абсолютно все — и простые граждане, и бизнес, и власть. Потому что мы все хотим жить в богатой и сильной стране, и у нас для этого есть необходимые ресурсы.

— Как вы оцениваете реализацию нацпроекта на территории Иркутской области?

— Из 5 млрд 976 млн рублей, выделенных в рамках национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», на территории нашего региона с нарушением законодательства израсходовано более 820 млн рублей. Это огромная сумма, за счет которой можно было решить жилищные проблемы нескольких сотен семей. Но часть денег пошла не по целевому назначению, а другая была потрачена неэффективно, с излишним расходованием бюджетных средств. Это объективные данные, полученные в результате проверки, которую провела Контрольно-счетная палата Иркутской области. Я с глубоким уважением отношусь к работе, которую выполняют аудиторы КСП, мы довольно плотно сотрудничаем с этим ведомством и в рамках полномочий комиссии по контрольной деятельности, и в рамках моей работы как депутата, избранного по одномандатному округу.

— Национальные проекты — это довольно сложная материя для понимания обывателя: они, как правило, имеют сложное финансирование, идущее в рамках ряда программ и подпрограмм…

— Основной организационный и финансовый механизм национального проекта «Комфортное и доступное жилье — гражданам России» — это федеральная целевая программа «Жилище» и входящие в ее состав подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей», «Обеспечение земельных участков инженерной инфраструктурой в целях жилищного строительства», «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры» и «Выполнение государственных обязательств по предоставлению жилья категориям граждан, установленных законодательством». В ФЦП также входят мероприятия по обеспечению жильем отдельных категорий граждан и реализация Концепции развития унифицированной системы рефинансирования ипотечных жилищных кредитов.

Надо сказать, что нацпроект оказался чрезвычайно востребованным в кризисный период. Ему отводилась роль локомотива по выводу из кризиса такой важной отрасли экономики, как строительство. И если изначально он был ориентирован исключительно на социальный результат — улучшение жилищных условий для граждан России, то в 2009 году были поставлены дополнительные задачи, важнейшие из которых — стимулирование развития жилищного строительства и поддержка платежеспособного спроса на жилье. Реализация нацпроекта осуществляется за счет средств бюджетов всех уровней — федерального, областного и муниципальных, а также внебюджетных источников — Фонда содействия развитию жилищного строительства (РЖС), Фонда ЖКХ, ОАО АИЖК, материнского (семейного) капитала.

— Что остается в сухом остатке у Иркутской области от реализации нацпроекта?

национального проекта увеличился в 20 раз. Это и бюджетные средства, и ипотечное кредитование, которое также было стимулировано политикой государства, и другие внебюджетные источники. По данным территориального органа государственной статистики, с 2006 года — начала реализации проекта — введено более 2 млн кв. м жилья. И если в 2006 году этот показатель составлял всего 326 тыс. кв. м, то в 2009-м — почти вдвое больше — 602 тыс. кв. м, в 2010 году — 630 тыс. кв. м. Объем жилой площади, приходящейся в среднем на одного жителя области, возрос с 19,4 кв. м до 20,5 кв. м. Вдвое увеличился ввод жилья на душу населения, на треть возросло количество крупных организаций, производящих строительные материалы.

Однако, как известно, статистика — лукавая наука. По вводу жилья на душу населения Иркутская область хоть и удвоила показатели, но по-прежнему остается на 10—11-м месте из 12 регионов Сибирского федерального округа. И если президент России ставил задачу вводить ежегодно жилья в объеме 1 кв. м на душу населения, то у нас этот показатель составляет всего четверть квадратного метра. Одна из причин — недостаток собственных строительных материалов: основная их часть по-прежнему завозится из других регионов, что негативно сказывается на стоимости и темпах строительства.

Минрегионразвития ввел довольно показательный индикатор — коэффициент доступности жилья: это соотношение средней рыночной стоимости стандартной квартиры (54 кв. м) и среднего совокупного дохода семьи из трех человек. Так вот, по данным министерства строительства, коэффициент доступности жилья в Иркутской области вырос с 5,6 года в 2006 году до 6,04 в 2010 году. Это — очень тревожный показатель, который заставляет задуматься и о социальном положении людей, и об эффективности мер, предпринимаемых в регионе в рамках национального проекта.

— Это, пожалуй, самое интересное. Какие именно направления нацпроекта были профинансированы и какого рода нарушения допущены?

— Одно из важнейших направлений — это стимулирование развития жилищного строительства. Главная цель — формирование нового сегмента жилья экономкласса, отвечающего требованиям энергоэффективности и экологичности, поддержка внедрения новых технологий и проектной документации жилищного строительства, отвечающей стандартам жилья экономкласса, в том числе малоэтажного строительства. В рамках этого направления на федеральном уровне предусматривается выполнение пяти мероприятий: обеспечение земельных участков для строительства жилья инженерной инфраструктурой; предоставление бюджетам субъектов РФ субсидий на обеспечение автомобильными дорогами новых микрорайонов массовой малоэтажной и многоквартирной застройки; предоставление Фондом РЖС земельных участков для строительства жилья экономкласса; предоставление Фондом ЖКХ средств бюджетам регионов на строительство жилых помещений с целью переселения граждан из аварийного жилищного фонда; мероприятия по ликвидации ветхого жилья.

Сразу оговорюсь, что в 2010 году ничего из этих мероприятий, за исключением переселения граждан из аварийного жилья, в Иркутской области не финансировалось. Была одна попытка включиться в работу по обеспечению земельных участков коммунальной инфраструктурой, но она не увенчалась успехом. В марте прошлого года один проект — по строительству жилых домов с нежилыми помещениями, автостоянкой и трансформаторной подстанцией в районе плотины ГЭС и 3-го участка Лисихинского кирпичного завода в Иркутске — был признан отобранным для предоставления из федерального бюджета субсидий на возмещение затрат на уплату процентов по кредитам. Однако результаты конкурса были отменены, а повторная заявка в Минрегионразвития РФ не направлялась.

Переселение граждан из ветхого и аварийного жилого фонда — одно из важнейших и наиболее актуальных мероприятий: на начало 2010 года суммарная площадь такого жилья в целом по Иркутской области составила 4 млн 183 тыс. кв. м. Это более 8 процентов от общего жилого фонда области. В ветхих и аварийных домах проживают 195 тыс. человек (45 тыс. семей). Но решить проблемы этих людей можно только комплексными мерами, поднимая всю строительную отрасль, развивая систему коммунальной инфраструктуры, подводя дороги, электричество, воду к районам будущей застройки, в том числе малоэтажной.

— Какие муниципалитеты наиболее остро испытывают на себе бремя ветхого жилого фонда?

— Самые серьезные проблемы в этом плане имеются в Иркутске, Братске и Черемхово. Но нельзя сказать, что у остальных все нормально, — ветхое и аварийное жилье есть во всех муниципальных образованиях области. Программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья в Приангарье были запущены еще в 2005 году. Однако надо признать — к 2008 году, когда началось их активное финансирование за счет средств федерального бюджета, муниципалитеты оказались не готовы.

Сейчас основные средства идут по линии Фонда реформирования ЖКХ, в 2010 году деньги из этого источника поступили в муниципальные образования в полном объеме в июне и подлежали освоению до конца года. Предполагалось переселить 4770 человек, живущих в аварийных домах. Основная часть денег — 245 млн рублей (40,8 процента от общего объема средств фонда) — была направлена на строительство объектов в Иркутске. Значительную сумму получили Черемхово (71,8 млн рублей), Слюдянка, Свирск, Усть-Кут, Железногорск, Братск. Кроме того, Иркутску для переселения граждан из аварийного жилья весной 2010 года было передано 828 квартир стоимостью более 1 млрд рублей, ранее приобретенных в областную собственность.

Всего в 2010 году по программам переселения граждан из ветхого и аварийного жилого фонда в Иркутской области было построено или приобретено 71 628 кв. м жилья при плане 78 698 кв. м. Из 4770 человек, которые должны были получить новое жилье, на 1 января 2011 года новоселье справили всего 3511 человек, это 73,9 процента от плана.

— Кто из муниципалитетов оказался в числе «проштрафившихся»?

— Не выполнены обязательства по вводу жилья и переселению граждан в Братске (при плане 5206 кв. м факт составил всего 974 кв. м): не введено в эксплуатацию четыре дома — по ул. Хабарова, 3, 3а, 32а, Гидростроителей, 61а. В Шелехове при плане 812 кв. м фактическое исполнение составило всего 257 кв. м: не достроены два дома. Иркутск не представил разрешения на ввод в эксплуатацию жилых помещений площадью 3,9 тыс. кв. м.

Кроме того, как показала выборочная проверка, в доме № 30 по ул. Сурнова, на который представлены разрешения на ввод в эксплуатацию и в котором, по данным муниципалитета, уже проживают 33 человека, по состоянию на 10 февраля 2011 года работы еще не были окончены. Так, в блок-секции № 8 не завершены отделка фасадов, внутренние отделочные работы. В блок-секции № 9 выполнены строительные работы по устройству здания — установлены плиты перекрытия, межкомнатные и межквартирные перегородки, лестничные марши, стеклопакеты. Но отопление и электричество не подведены, работы по внутренней отделке не начаты, облицовка фасадов не выполнена! Завершение работ планируется в течение двух-трех месяцев. Соответственно, граждане в эти квартиры не заселялись.

Что меня в этой ситуации больше всего не устраивает — это попытки муниципальных образований исказить реальное положение дел. Потому что мы все знаем: после того, как отчет принят, заставить кого-либо что-либо доделать очень проблематично. И что, люди будут жить в этих домах? Конечно, нет. Они останутся в своих старых, ветхих квартирах, коммунальники будут отключать им воду и тепло (ведь формально они уже в новом жилье), прокуратура — отменять эти решения и т. д. Я не считаю, что это нормальный ход реализации программы. И дело ведь не в деньгах, а в элементарной дисциплине.

Шелехов и Иркутск сорвали сроки ввода объектов в эксплуатацию и переселения граждан по одной причине — из-за затягивания проведения аукционов на строительство. Результаты открытого аукциона на выполнение работ по строительству жилья отменялись дважды. Затягивались сроки заключения муниципальных контрактов. Так, в Шелехове один аукцион был объявлен 10 сентября 2010 года, по его результатам был заключен муниципальный контракт, но за два месяца построить и ввести в эксплуатацию три трехэтажных дома практически невозможно. Иркутск представил в министерство строительства 64 муниципальных контракта на долевое строительство жилых помещений в многоквартирных домах, из которых 57 контрактов заключены в ноябре, а четыре — в начале декабря 2010 года!

— Как обстоят дела с другим аспектом национального проекта — качеством вводимого жилья?

— Выборочная проверка рабочих проектов на строительство домов показала, что с применением новых видов строительных материалов дома строились в основном на территории городских округов. Как правило, это полностью благоустроенные многоэтажки, в которых установлены пластиковые окна, в качестве облицовочных материалов использовались блоки «Сибит» и др.

А вот на территории сельских поселений строились дома в основном в брусовом исполнении — полублагоустроенные и неблагоустроенные. В качестве паро- и гидроизоляции использовался такой материал, как рубероид, утеплитель — минвата. Пластиковые окна установлены только в половине домов. Как показали проверки, некоторые муниципальные образования в сельской местности, в том же Балаганском районе, отказываются от благоустройства домов в пользу увеличения общей площади. Министерство строительства в известность об этом никто из них, конечно, не ставит.

— То есть говорить о том, что нацпроект может стимулировать развитие в регионе индустрии современных строительных материалов и технологий, пока рано?

— Он мог бы, но для этого нужна политическая воля — как на региональном, так и на муниципальном уровне. Необходимо, чтобы при проектировании объектов закладывалось использование строительных материалов местного производства. Разумеется, только качественных! Но строительство — настолько регламентированная отрасль, что постпроектная замена материалов просто недопустима, поскольку может негативно повлиять на множество параметров будущего жилья. И муниципалитеты, проектные организации должны обратить внимание на строительные материалы местного производства. Я убежден, что только так мы сможем получить мультипликативный эффект, когда в экономике области будет оставаться больше денег, и при этом снизится цена на квадратный метр. Кроме того, стимулирование собственного производства стройматериалов — это новые рабочие места, дополнительные налоги в муниципальные и областной бюджеты.

Со своей стороны Законодательное cобрание уже несколько лет назад высказало готовность поддержать местных производителей строительных материалов — у нас в области действует закон, предоставляющий им право на получение льгот по налогам на имущество, на прибыль. Но этого мало — если производимые ими строительные материалы не появятся в проектах, ничего не выйдет, поскольку для любого производства важнее сбыт продукции, а не сокращение расходов. На мой взгляд, необходимо разработать типовые проекты жилых домов (в первую очередь — малоэтажных) с использованием современных строительных материалов местного производства.

— Вы упомянули о строительстве в сельской местности. Там процессы идут более управляемо, чем в городах?

— Нет, у них в этом плане всего одно преимущество — объемы средств, которые они получают и используют с нарушением, не так значительны, как в крупных городах, они исчисляются не десятками и сотнями миллионов, а суммами на порядок меньше. Так, в Качугском и Жигаловском районах по вине подрядных организаций были сорваны сроки ввода объектов в эксплуатацию. При этом со стороны заказчиков — администраций поселков — меры по принуждению к выполнению работ в установленные сроки не применялись. Строительство 11 объектов в четырех муниципальных образованиях — поселках Куйтуне, Жигалово, Бирюсинском и Слюдянском городских поселениях — и вовсе приостановлено из-за банкротства подрядных организаций или их отказа от продолжения строительства. В Куйтуне, например, подрядчик — ООО «Байкал-Сити» — вообще бросил на произвол судьбы три строящихся дома. Не было ни консервации объектов, ни их передачи муниципалитету. В результате дома были разграблены.

На территории поселка Жигалово подрядная организация — ООО «Эл-Сервис», с которой в 2008 году заключен муниципальный контракт на строительство пяти двухквартирных жилых домов, — обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании кредиторской задолженности с министерства строительства области. Год назад это предприятие заключило договор уступки права требования долга с ООО «Альтаир», а муниципальный контракт на строительство расторг в судебном порядке.

В Бирюсинском городском МО еще в 2008 году планировалось построить два многоквартирных дома, куда должны были переселиться 13 семей. За 2009—2010 годы из областного бюджета на эти цели было перечислено 6,2 млн рублей. Однако встречная проверка показала, что началось строительство всего одного дома, второй даже не начат. При этом даже тот дом, который строится, еще далек от завершения: водо-, электроснабжение и канализация в него не заведены, крыльцо, отмостки, цоколь не выполнялись, внутренняя отделка не начата. Дом не охраняется, окна на первом и втором этажах уже разбиты, обшивка сайдингом разрушается. При этом, согласно актам выполненных работ, подрядчик — ООО «Индустриальная строительная компания» — в 2008 году выполнил работы на сумму 6,9 млн рублей. В том числе представлено два акта выполненных работ на общую сумму более 1 млн рублей, датированных одним и тем же числом и на идентичные виды работ — «цокольное перекрытие, подготовка территории и устройство фундаментов». Все акты подписаны должностными лицами администрации района и заверены печатями.

Довольно часто возникает ситуация, при которой один подрядчик отказывается от объекта, а другой, приходя на завершение строительства, требует пересчета суммы контракта. В результате происходит удорожание строительства, а это — внеплановые расходы бюджетных средств. Таким образом муниципальные программы подорожали более чем на 2 млн рублей.

— В чем, на ваш взгляд, причина такого распространенного явления, как неисполнение условий национального проекта?

— Разруха, как известно, не в клозетах, а в головах. Нужно навести элементарный порядок в исполнении программ, установить жесткий контроль, перепроверять каждую бумажку. Верить написанному в актах и отчетах, как показывает опыт, нельзя. Иначе мы подведем наших людей. Ведь цель национального проекта заключается вовсе не в раздаче денег строительным компаниям, не в обеспечении корпоративных интересов чиновничества, а в улучшении жилищных условий наших граждан. Именно такой критерий и должен быть положен в основу всего, что делается. Это индикатор не только качества исполнения национального проекта, но и в целом работы власти.

Источник: Байкальские вести, Андрей Клименко

Расследования, 25.05.2011 08:26:53
Прочтений: 2739 Комментариев: 0 Оценка: 0

Обсудить "Депутат Законодательного собрания Тимур Сагдеев рассказал, как в Иркутской области обстоят дела с реализацией нацпроекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России»":


Поиск

Рейтинг просмотров

* Александр Усс предложил создать единую систему управления предприятиями авиационной отрасли края

* Главы малых городов Алтайского края принимают участие в форуме исторических поселений и малых городов в Коломне

* Более 500 тысяч рублей направлено на поощрение алтайских спортсменов и тренеров за достижения на всероссийских соревнованиях

* Губернатор края Александр Карлин поздравил работников прокуратуры с профессиональным праздником

* Губернатор Алтайского края вручит награды сотрудникам средств массовой информации

* В Алтайском крае определили хозяйства-лидеры по продуктивности коров

* Представителей Алтайского края приглашают принять участие во всероссийском конкурсе образовательных проектов «Моя страна - моя Россия»

* Губернатор Александр Карлин: Инвестиции на газификацию Алтайского края в 2018 году превысят 2 миллиарда рублей

Полезные ссылки

Полезные ссылки