Злой рок иркутских губернаторов

Разместил: Яна Траугот

Почему в нашем регионе назначенцы надолго не задерживаются?

Новость об отставке пятого в новейшей истории Приангарья губернатора, которого итак то и дело «снимали», сильно никого не удивила. Отставка оказалась ожидаемой с учётом политических «проколов» Мезенцева и логично встроилась в череду аналогичных решений федерального центра, которые должны быть приняты до запуска в стране прямых выборов глав регионов. Да и вообще нам к ротациям в «верхах» не привыкать. Почему же Иркутская область так недружелюбно принимает всех приезжих лидеров и изменится ли ситуация с приходом к власти местного Сергея Ерощенко? Об этом на площадке «АиФ в Восточной Сибири» дискутировали иркутские политологи.

С волей народа – повременить!

Рассуждая о причинах досрочного прекращения полномочий главы региона Мезенцева, многие наблюдатели отметили желание администрации президента перед вступлением в силу закона о губернаторских выборах удовлетворить лоббистские запросы влиятельных фигур из окружения главы государства и «зачистить» политическое поле в «сложных» регионах, где, грубо говоря, народ может отдать предпочтение не тому кандидату. Мало ли что выкинет Иркутская область, которая по итогам декабрьской думской кампании по уровню поддержки «единороссов» заняла 71 место из 83 возможных, а затем продемонстрировала худший результат за Уралом в части лояльности к Путину.

- Вообще наша область «на кону» с осени прошлого года, когда Олег Дерипаска предложил рассматривать Восточную Сибирь как опорную точку для реализации «восточного проекта», связанного с экспортом ресурсов в Китай. Очевидно, что в «пакет» предложений входил и контроль над региональной исполнительной властью, - считает руководитель бюро «Эксперт-Сибирь» по Восточной Сибири Дмитрий Люстрицкий. – Получилось сложение векторов разных по своей природе сил: против Мезенцева действовали не только крупная корпорация, но и федеральный политсовет «Единой России» (из-за «плохих» показателей партии власти на выборах), и недовольная местная политическая элита (она не простила Дмитрию Фёдоровичу ни отсутствие иркутской прописки, ни решение по Серебренникову, ни кадровую чехарду в облправительстве).

По мнению же издателя и главного редактора журнала «Иркутские кулуары» Андрея Фомина, отставка была обусловлена двумя факторами:

- Во-первых, Мезенцев, как показывает его рейтинг доверия, не смог бы всерьёз конкурировать на выборах с тем же Сергеем Левченко, а кандидатура предводителя иркутских коммунистов вряд ли бы устроила федеральный центр. Так что сейчас просто решено отодвинуть дату выборов на пять лет. Во-вторых, Дмитрий Фёдорович – не местный, и было сразу понятно, что рано или поздно он уйдёт.

В противовес суждениям о предсказуемости и длительной подготовке процесса прощания Мезенцева с губернаторским креслом кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Сергей Шмидт предположил, что данное решение принято для него во многом неожиданно:

- Ещё за два-три дня до заявления об отставке Дмитрий Фёдорович на заседании правительства жёстко раскритиковал освоение финансовых средств, направленных на ремонт иркутских дорог. Было такое ощущение, что он собрался здесь серьёзно работать и дальше. Я не хочу сказать, что указ президента стал для него каким-то сюрпризом, но я бы предположил, что вплоть до самого недавнего времени в федеральном центре серьёзно рассматривали такой вариант, что Мезенцев доработает до конца своих полномочий.

Да и Дмитрий Люстрицкий полагает, что у его тёзки были шансы «отбиться» от нападок и доказать, что к 2014-му он сможет контролировать ситуацию и одержит победу на выборах. Но в один момент в коридорах власти что-то произошло, и вопрос был решён не в пользу Мезенцева.

Преуспел в финансах – прокололся в политике

В оценках почти трёхлетней деятельности экс-губернатора на благо края, к которому тот, по собственным заверениям, успел не на шутку привязаться, эксперты разошлись. Хотя многие говорили в целом, скорее, о положительном «наследстве» Мезенцева. В копилке его реальных достижений – юбилейные объекты, особняком среди которых стоит «130 квартал» (кандидат политический наук Алексей Петров вообще назвал его памятником Дмитрию Фёдоровичу). Плюс попытка достроить многострадальный Ледовый дворец, доведение до ума онкологического центра, завершение двадцатилетней эпопеи со строительством моста через Ангару в Иркутске и почти втрое сокращённый государственный долг области.

- Будучи у руля региона, Дмитрий Мезенцев не совершил громких управленческих просчётов в сфере экономики, - убеждён Дмитрий Люстрицкий. – Парадокс, но губернатор, происходящий из среды пиарщиков и журналистов, с репутацией прожжённого политикана из Совета Федерации оказался неплохим хозяйственником, он «губернатор-чемпион» по привлечению средств федерального бюджета, а проиграл именно на политическом поле.

Более того, как считает Андрей Фомин, питерскому «пришельцу» удалось создать вокруг Приангарья миф дееспособности и привлекательности, преобразив центр города.

Впрочем, запомнится Дмитрий Фёдорович и своей любовью к самопиару в СМИ, длительным отсутствием на иркутском рабочем месте, непунктуальностью, апогеем которой стало скандальное опоздание на регулярный авиарейс, а также согласием баллотироваться в президенты. Однако ключевой ошибкой Мезенцева, уверены наблюдатели, стала переоценка собственного политического влияния в области, что обернулось крайне неудачной попыткой «продавить» в мэры Иркутска своего ставленника Сергея Серебренникова, бывшего в то время братским градоначальником.

- Одним решением он дестабилизировал политическую ситуацию в Братске, проиграл выборы в столице Восточной Сибири и окончательно рассорился с иркутским истэблишментом, - резюмировал Дмитрий Люстрицкий. – На мой взгляд, Дмитрий Мезенцев – губернатор несбывшихся надежд. Общественность Приангарья отпустила ему кредит доверия в таком размере, с каким не рассчитался бы и Юлий Цезарь.

Куда жёстче высказался Сергей Ильин, давая такую характеристику мезенцевскому периоду: «много анонсов, намерений, самохвальства и мало конкретных дел, поступков, результатов»:

- Его вклад в развитие региона выразился в том, что Иркутская область показала куда более низкие темпы роста валового регионального продукта, по сравнению с другими субъектами СФО, уступив второе место Кемеровской области (первое традиционно занимал Красноярский край), третье – Новосибирской, а по темпам роста – и Омской. Область пытается прожить на инерционном потенциале, а новое не находит форм и путей воплощения в жизнь. Так, объём инновационных товаров, работ и услуг у нас более чем в 11 раз меньше, нежели в среднем по России, это 72 место из 83 субъектов РФ.

Справедливости ради нужно отметить, что, на взгляд некоторых политологов, Дмитрий Мезенцев, который вхож в федеральный салон власти, вряд ли лишился поста из-за того, что не справился с возложенными на него обязанностями. Думается, он, напротив, выполнил свою «миссию» и теперь пойдёт на повышение. Так, глава Минтранспорта РФ Максим Соколов не исключает, что привлечёт экс-губернатора к работе своего ведомства.

«Неваряг» спасёт наш край?

Почему на смену Дмитрию Мезенцеву пришёл именно Сергей Ерощенко, который, по словам Алексея Петрова, после ухода Бориса Говорина не играл ключевых ролей ни в политике, ни в экономике, знает, наверное, только сам Владимир Владимирович. Данный выбор вполне укладывается в логику предыдущих губернаторских назначений, ведь в своё время никто не мог предсказать ни кандидатуру Александра Тишанина, ни Игоря Есиповского. Оценить можно публичный политический процесс, угадать же логику подковёрной административной интриги невозможно.

По предположению иркутского политолога Юрия Пронина, к данному назначению мог приложить руку миллиардер Михаил Прохоров (Ерощенко участвовал в создании регионального отделения «Правого дела» в 2011 году и вместе с Прохоровым вышел из партии, а затем был его доверенным лицом на выборах президента, - авт.). Последний, по данным эксперта, может возглавить создаваемую госкорпорацию по развитию Сибири и Дальнего Востока, а значит, ему понадобятся «свои» люди во главе опорных регионов страны. Главным плюсом временно исполняющего обязанности губернатора наблюдатели считают его иркутское происхождение. А коли местный – есть шанс, что сумеет консолидировать местные элиты, перманентно конфликтующие со всеми назначенцами, а ещё сформирует крепкую профессиональную команду.

- Сергей Ерощенко достаточно искушён в политической интриге, отлично знает регион, не замешан в публичных скандалах. Да, у него репутация жёсткого руководителя, но можно предположить, что если данная кандидатура будет внесена Законодательному собранию, проблем с наделением полномочиями не возникнет, - полагает Дмитрий Люстрицкий. И в этом, кстати, с ним солидарны все участники политобсуждения.

Вместе с тем, по мнению Андрея Фомина, для регионального истеблишмента персона Ерощенко – неоднозначная и спорная, так что он, в случае наделения губернаторским статусом, будет испытывать на себе огромное противодействие:

- Он не «единоросс», хотя ещё совсем недавно входил в политсовет партии, потом по непонятным причинам вышел оттуда, тут же вступил в ряды «Правого дела», но тоже ненадолго. То есть у врио нет политического лица, а значит, и политического веса. А вот знания, умения, характер, талант – есть наверняка. Но хватит ли этого, чтобы надолго удержаться во главе региона?

Словом, поживём – увидим. Кто знает, быть может именно с первого за последние годы «неваряга» начнётся новая история современного Прибайкалья.

За что нам «кадровое проклятье»?

Алексей Петров: «Частая смена губернаторов – это специфика нашего региона. Иркутская элита просто продолжает рвать одеяло, тянуть его каждый на себя и не желает никого слушать. Одна из причин мне видится в том, что богатая область привлекает множество федеральных компаний, которые приходят сюда с «рваческими», даже хищническими предложениями (а не социальными, «народными»). Поэтому те, кто ещё отсюда не уехал, привыкли отбиваться: во всех приезжих видится только внешний враг».

Дмитрий Люстрицкий: «В отличие от других регионов, например, Сибири, в Иркутской области нет единого центра влияния. Север области – это «Газпром», «ТНК-BP» и группа «Илим», юг – «Ростехнологии» Чемезова, Дерипаска и Вексельберг. На протяжении нулевых Центр одним за другим «вышибал» из игры крепких губернаторов, которые брали на себя функцию «дирижёра» интересами корпораций. Теперь Кремль сам «раздаёт» посты, руководствуясь интересами крупных олигархических групп и госкомпаний, однако в случае с нашим регионом прийти к одной точке зрения непросто. Обилие центров влияния приводит к какофонии, нестройных хор обойдённых «доброжелателей» утопит любого ставленника конкурирующей группы. Отсюда и громкие уголовные дела Александра Тишанина, и раздувание пустяковых конфузов Дмитрия Мезенцева. Уверен, что и преемник ушедшего губернатора окажется под огнём критики буквально через несколько дней после своей инаугурации.

Андрей Фомин: «Причина, прежде всего, в том, что наш регион не является однородным и единомышленеческим с точки зрения поведения элит. Часть из них действует по олигархическому принципу: кто-то работает на Вексельберга, кто-то на Дерипаску, кто-то на Прохорова. Эти люди, говоря об интересах Иркутской области, имеют, прежде всего, в виду интересы своих начальников. Другая часть зациклена на своём личном бизнесе. И есть ещё разные элиты. Все они посылают федеральному центру некий запрос на губернатора, и все эти запросы между собой разнятся. В таких условиях центр просто берёт и назначает того, кого хочет видеть в данной должности. И это изначально фигура не долговременная, потому что в нашем политическом и экономическом поле таковой быть не может. Если раньше, в условиях экономической нестабильности, губернатор выполнял роль некоего «стабилизатора», то теперь сильный руководитель олигархам ни к чему. В Иркутской же области, на мой взгляд, губернаторами достойны стать такие люди, как Виталий Шуба, Валентин Межевич или Виктор Круглов».

Сергей Ильин: «Объясняется частота отставок двумя причинами: снятие и назначение не требует особых затрат, плюс это единственное эффективное средство борьбы с коррупцией. Отсюда и две позиции в оценке: те, кто умеет только командовать и «хапать», – недовольны и против частой сменяемости, а те, кто умеет управлять, имеет потенциал идей и проектов, – рады, что власть часто обновляется. Государству и гражданскому обществу одинаково выгодна частая смена первых лиц, ротация и обновление руководителей. Нужно только добиться, чтобы со сменой лиц менялись программы развития, и граждане ощущали на себе их успешность».

Сергей Шмидт: «Иногда мне кажется, что какой-то мистический злой рок преследует наш регион – это, видимо, расплата за то, что в тяжёлые 90-е мы имели дееспособного и уважаемого в народе губернатора – Юрия Ножикова. А если серьёзно, то чаще всего говорят о феноменальной неуживчивости и несговорчивости нашей региональной элиты, которая всегда устраивает подковёрную борьбу против того или иного регионального начальника».

Источник: Мария ОГНЕВА, «АиФ в Восточной Сибири»

Политика, 25.05.2012 05:21:04
Прочтений: 1777 Комментариев: 1 Оценка: 0

Обсудить "Злой рок иркутских губернаторов":

971: dendi 29.05.2012 08:10:49:

Вот если девушка менят часто мужчин, то ее называют бл*дью. А если область часто меняет губернаторов, что о ней можно сказать?

Мезенцев после Ножикова самый достойный губер был.


Поиск

Полезные ссылки

Полезные ссылки