«Судья, зови, с…ка, врача. Я сказал, зови, бл…дь», - орали таджикские убийцы и наркоторговцы

Разместил: Владимир Попутин

А судья «отрывалась» на журналистах, Ройзмане и конвоирах.

Сегодняшнее вынесение приговора банде таджиков, контролировавшей весь уральский наркотрафик, превратилось в настоящий цирк. Преступники, по версии следствия, завозившие тонны героина и убивавшие людей, вели себя как скоты – орали и матерились на судью, приставов, журналистов. Пытались выломать решетку. А судья Челябинского облсуда вместо того чтобы поставить их на место, запретила фото- и видеосъемку, вызвала врачей и отчитала всех присутствующих, включая конвоиров. Даже прокуроры были в шоке. «Мы никогда не сталкивались с таким бардаком», - говорили они. Свидетелем этой трагикомедии были и корреспонденты «URA.Ru».

Чтение приговора наркоторговцам Латифу Сайдходжаеву, Мухибу Иронову и его старшему брату, главарю группировки Маъруфу Иронову (по прозвищу «Косичка»), приехавшим из Екатеринбурга за крупной партией героина и расстрелявшим в Челябинске двух мужчин, должно было начаться в Челябинском облсуде сегодня, 7 ноября, в 10 часов. Но сразу все пошло не так, как планировалось.

Сначала все ждали судью, которая опоздала на час (участники процесса напомнили, что за 8 месяцев, в течение которых рассматривается дело, заседания начинались вовремя всего два раза). Затем очередную истерику закатили обвиняемые. Они громко орали и матерились на всех вокруг. Пинали ногами стекло, которым огорожена скамья подсудимых. А Маъруф Иронов требовал врачей, пожаловавшись на приступ бронхиальной астмы.

У челябинских судей своеобразное представление о правосудии. Они запрещают любую съемку, «забывая» о законе «О СМИ», но буквально носят на руках банду убийц и наркоторговцев

Терпению судьи можно было только позавидовать. Она вызвала врачей, которые признаков заболевания не обнаружили. Когда после медосмотра подсудимых вновь привели из конвойного помещения в зал заседания суда, те продолжили вести себя по-свински.

Конвоиры приняли решение вывести их из зала, поскольку, как позже признались, «боялись бунта». Хотя меры безопасности были беспрецедентными: несколько приставов дежурили в коридоре, еще несколько полицейских охраняли выход в конвойное помещение.

Когда таджиков вывели, судья вызвала руководителя местной службы приставов, сделав тому внушение за то, что он самостоятельно принял решение о таком режиме содержания обвиняемых. И отложила рассмотрение дела еще на десять минут. Время вышло, но затем прошло еще полчаса, прежде чем она появилась. Подсудимых снова ввели в зал. Их доставляли в зал около десяти спецназовцев в масках, еще столько же вооруженных людей стояли внутри, по периметру.

Евгений Маленкин приехал в Челябинский облсуд рано утром и весь день провел в коридоре

Тут обвиняемые вновь потребовали скорую помощь: на этот раз кто-то из них орал, что приставы ударили его в живот. Последние же обвиняли таджиков в намеренном членовредительстве.

Все это время журналисты и руководители проекта «Страна без наркотиков» Евгений Ройзман и Евгений Маленкин находились в коридоре, поскольку в зал их не впускали. Из-за двери удалось услышать крик (как сказали конвоиры – Маъруфа Иронова): «Зови, с…ка, врача. Я сказал, зови врача, бл…дь». Судья снова позвала врача. И опять отложила чтение приговора.

А журналисты «URA.Ru» вспомнили добрым словом недавно скончавшегося самого известного судью Челябинской области Сергея Горбулина, которому доверяли только сложные и громкие дела. Он отправил в тюрьму множество мэров и бывшего вице-губернатора Виктора Тимашова. При этом никогда не терпел оскорблений со стороны подсудимых и не позволял им мешать рассмотрению дел.

После того как медики провели вторичный осмотр, корреспондент «URA.Ru» спросил у врачей - что с подсудимыми? «Понятия не имеем», - ответили врачи.

В свою очередь судья перед тем, как зайти в зал, подошла к журналистам и общественникам и напомнила, что запретила фото- и видеосъемку, чтобы «не ущемлять права подсудимых». При этом запрет распространялся и на коридоры суда, и на всю территорию вокруг здания! О законе «О СМИ» она, видимо, даже не слышала. Зато сослалась на соответствующее решение председателя облсуда Федора Вяткина.

На время судебного разбирательства были предприняты беспрецедентные меры безопасности: почти три десятка приставов дежурили в зале, в конвойном помещении и в коридоре

Короче, прежде чем впустить журналистов в зал заседаний, приставы заставили их отключить телефоны. Тем, кто хотел сделать аудиозапись, велели включить записывающие устройства еще в коридоре и убрать их в карман. Фото- и видеокамеры нужно было запаковать в сумки и плотно их закрыть.

«Мы сталкиваемся с таким поведением впервые. Всегда везде все снимали. Никогда не было никаких проблем. По всей вероятности, в Челябинске какое-то свое правосудие. Потом они будут обижаться: «Ну что вы про нас так плохо пишете?» - прокомментировал Евгений Маленкин. «Для Екатеринбурга такая ситуация неизвестна. Никогда не было вообще ничего подобного – подсудимые матерят судью, а их, единственное что, - в одно место не целуют. Они приехали убивать наших детей наркотиками, расстреляли двоих человек, но их права ставят превыше всего. Это нонсенс!» - возмущался Евгений Ройзман.

Под вечер журналистам и общественникам все-таки удалось попасть в зал и увидеть, как подсудимые зубами натягивают друг другу капюшоны. Так они скрывают свои лица, поэтому их фотографий практически нигде нет.

Тем временем судья начала чтение приговора. С первых же ее слов подсудимые вновь стали орать и пинать стеклянные стены, за которыми находились. А увидев Ройзмана и Маленкина, накрыли их матерными оскорблениями. Так продолжалось несколько минут, пока судья не приняла-таки решение удалить подсудимых из зала на время чтения приговора.

После чего в течение получаса зачитала решение суда. Каждый из троицы подсудимых по совокупности статей получал 56 лет тюрьмы, но в результате Иронов-младший и Сайдходжаев получили по 20 лет колонии строгого режима, Иронов-старший – 25 лет. Каждый из них заплатит штраф в 1 млн рублей в доход государства. Первые двое выплатят по 300 тыс. рублей, а последний – 100 тысяч в счет морального вреда одному из потерпевших от их действий, Сергею Сучкову, которому удалось выжить.

Прокурор Андрей Баукин тоже назвал процесс беспрецедентным: такого хамства со стороны обвиняемых он не видел никогда

Одновременно вынесено частное определение в отношении адвокатов Пасюнина и Гульчака, намеренно затягивавших процесс. Один раз им даже удалось развалить состав присяжных, и пришлось рассматривать дело заново.

В свою очередь на выходе из зала адвокаты заявили корреспонденту «URA.Ru», что будут подавать кассационную жалобу в Верховный суд РФ. «Им терять нечего. Наверняка будут указывать на «давление общественности» (речь о Ройзмане и Маленкине, которые активно освещали ход суда в своих блогах в «Живом журнале» - ред.). Хотя год назад, когда дело рассматривалось в первый раз, зал был полон представителями таджикской диаспоры – и ничего», - объяснил старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Андрей Баукин. По его словам, прокуратуру решение суда удовлетворило, чего не скажешь о хамском поведении подсудимых. «Они два года нарушали порядок. А их адвокаты затягивали разбирательство. Предпринимались беспрецедентные меры безопасности. Такого я никогда не встречал раньше», - свидетельствует Баукин. «Прокурорским отдельное спасибо. Процесс действительно очень сложный. Молодцы, что не сломались», - резюмировал Маленкин.

Напомним, что в 2006 году Иронов-старший («Косичка») попался на контрабанде героина весом в 187 килограммов (по информации фонда «Город без наркотиков», героин принадлежал племяннику президента Таджикистана Эмомали Рахмонова), который его люди перевозили в тайнике КамАЗа, набитого арбузами. Иронов скрылся от следствия и был объявлен в федеральный розыск. А через год по решению Железнодорожного районного суда Екатеринбурга заочно был приговорен к 17 годам тюрьмы.

Разбирательство в Челябинском областном суде – продолжение этой истории. Оказывается, помимо 187 килограммов героина была еще одна партия – около 160 килограммов. Ее успели спрятать в тайнике («яме») в столице Южного Урала. Наркотики привезли из Душанбе, часть груза планировалось отправить в Москву и Екатеринбург. Как говорится в обвинительном заключении, героин должны были хранить двое местных таджиков, торговавших овощами на «Каширинском рынке», так называемые «шестерки». Однако узнав, что «хозяин» (так они называли Иронова) попался в Екатеринбурге, таджики решили оставить героин себе и стали им торговать.

Взбешенный потерей значительной части героина Иронов вместе со своим братом расстреляли одного из «шестерок» и попытались убить второго. Последний чудом остался жив.

Примечательно, что год назад Челябинский облсуд уже приговорил Иронова-младшего и Сайдходжаева к 20 годам тюрьмы, а их главарь получил 25 лет лишения свободы. Однако Верховный суд отменил это решение и отправил дело на новое рассмотрение по формальному признаку – Маъруф Иронов не воспользовался правом последнего слова.

По данным екатеринбургского фонда «Город без наркотиков», Иронов-старший является одним из руководителей преступного сообщества, контролирующего наркотрафик на Урале. У него есть «ямы» в Челябинской и Свердловской областях, ХМАО и Пермском крае. Таджик еще с начала 2000-х годов взял под свое покровительство земляков-нелегалов, которых по поддельным разрешениям устраивал на работу. Те в свою очередь платили ему дань со своего нелегального дохода, в том числе наркоторговли. Когда кого-то из них задерживали, Иронов оплачивал услуги адвокатов.

Официально Иронов занимал должность заместителя председателя общественной организации «Сомон» по культурно-патриотическому воспитанию. Однако в фонде «Город без наркотиков» уверяют, что эта структура была создана для прикрытия торговли героином.

Источник: Сергей Леонов, «URA.Ru»

Общество, Наркотики, 10.11.2011 05:25:18
Прочтений: 1337 Комментариев: 0 Оценка: 1

Обсудить "«Судья, зови, с…ка, врача. Я сказал, зови, бл…дь», - орали таджикские убийцы и наркоторговцы":


Поиск

Полезные ссылки

Полезные ссылки