Вопросы здесь задаем мы

Разместил: Яна Траугот

Российская экономическая новь искрит импульсами, порождающими тектонические сдвиги колоссальных пластов экономической теории. То, что вчера казалось незыблемым и подтверждалось систематизированными построениями из зарубежного практического опыта, в наших чудодейственных реалиях приобретает новое смысловое звучание, стимулируя будущие поколения исследователей к творческому обогащению концептуального наследства. Один из таких примеров – государственно-частное партнерство (ГЧП) в преломлении Богучанского энергометаллургического объединения (БЭМО).

Еще недавно автор по наивности полагал, что ГЧП – это система отношений между государством и частным сектором, функционирующая на основе юридически согласованного механизма трансформации прав собственности для достижения целей государственного управления и максимизации прибыли от предпринимательской деятельности. Заковыристо, но смысл таков: решение социально значимых задач осуществляется посредством предоставления бизнесу возможности заработать с непременно сопутствующим переходом прав собственности от государства в частные руки, и наоборот. Под такую имущественную пертурбацию были заточены все доселе известные модели ГЧП: сервисные, управляющие, инвестиционные контракты, лизинг, концессии, соглашения о разделе продукции, совместные предприятия.

Но Россия – родина не только слонов или даже черепах, но и нового прочтения механизма ГЧП, когда за одну из моделей партнерства выдается банальное кредитование одним из крупнейших госбанков страны изначально частного коммерческого проекта. БЭМО – это завершение строительства Богучанской ГЭС на Ангаре и сооружение Богучанского алюминиевого завода («БоАЗ») компании «Русал». Кто-то возразит, что завод Дерипаски пусть и частный, но новая-то ГЭС государственная, и будет посрамлен.

Итак, вопрос первый. Знает ли руководство страны, что ОАО «Богучанская ГЭС», в задачи которого входит достройка станции, ввод ее в действие и последующая эксплуатация, – правопреемник государственного Управления строительством Богучанской ГЭС, созданного еще в 1976 году, принадлежит кипрскому офшору «Boges Limited»?

Контора эта владеет 95,4% обыкновенных акций ОАО «Богучанская ГЭС» и, как записано в корпоративных документах, имеет «возможность определять решения, принимаемые обществом, с целью получения экономической выгоды от деятельности последнего». Соучредителями кипрского энергетического монстра с миллиардными оборотами и огромными сибирскими активами через 100-процентные дочерние офшорные «HydroOGK Power Company Limited» и «Rusal Power Company Limited»в равных долях являются «Русал» и преимущественно государственное (!) ОАО «РусГидро».

Как в таком случае понимать гнев Владимира Путина на одном из прошлогодних заседаний правительственной Комиссии по вопросам развития электроэнергетики: «Если мы хотим сделать нормальный инвестиционный климат в стране, то терпеть возможности реализации офшорных схем в инфраструктурных отраслях, безусловно, нельзя»? Выходит, для исполнителей Богучанского проекта посыл президента – не указ.

И не нужно вставать на дыбы – мол, Богучанское ГЧП направлено на развитие российской электроэнергетики. Иркутский регион – энергоизбыточный, поэтому и тарифы там самые низкие в стране. В стране немало территорий, особенно в Центральной России, где дефицит электроэнергии и мощности ощущается остро. Однако в этих районах планов по строительству алюминиевых заводов нет, потому и «энергетические» ГЧП не востребованы.

Вопрос второй. Отдают ли отчет в государственном «Внешэкономбанке», председателем наблюдательного совета которого, на минуточку, является премьер Дмитрий Медведев, что финансируют, в том числе бюджетными средствами, офшорный проект? Причем финансируют с размахом – кредитный лимит на достройку станции определен в размере 28,1 млрд. рублей (по итогам I квартала 2012 года выбрано 12,8 млрд. рублей)? Другими сокредиторами с существенно меньшими ресурсами являются «РусГидро» (сумма основного долга – 21,0 млрд. рублей), «Aluminum Group Ltd» с офшорных Британских Виргинских островов (20,1 млрд. рублей) и «материнская» «Boges Limited» (3,0 млрд. рублей). Откуда, кстати, средства у «мамки»?

Из совокупной долгосрочной кредиторской задолженности офшорного ОАО «Богучанская ГЭС» в 56,9 млрд. рублей (по данным за I квартал 2012 года), 33,8 млрд. рублей, или 59,4% приходится на государство. Остальное – «иностранные» инвестиции.

Вопрос третий. Что является обеспечением по возврату выданного структурам «Русала» долларового кредита на строительство первого пускового комплекса «БоАЗа» в эквиваленте 21,9 млрд. рублей сроком на 14 лет? Выручка за минусом издержек на реализацию? Откуда в государственном «ВЭБе» такая уверенность, что через 14 лет офшорный закредитованный «Русал» будет обладать выручкой в достаточном количестве и захочет ею поделиться?

Проблема не в том, что «крылатый металл» вдруг перестанет пользоваться спросом, а в том, что через несколько лет в ЕС (основном рынке «Русала») могут запретить ввоз «грязной», не соответствующей экологическим требованиям, продукции. «БоАЗ» оснастят модернизированными электролизерами РА-300, изготовленными по устаревшей технологии Содерберга, характеризующимися, несмотря на все усовершенствования, повышенными выбросами вредных веществ в атмосферу. Еще одна особенность РА-300: помимо высокого по сравнению с зарубежными технологиями энергопотребления (13,7 тыс. кВт.ч/т у «Русала» против 13,1–13,2 тыс. кВт.ч/т у «Rio Tinto Alcan» или «Norsk Hydro»), российское оборудование отличается меньшей производительностью, причем отрицательная разница по сравнению с зарубежными аналогами доходит до четверти.

Ранее строительство первого комплекса мощностью 147 тыс. т (так же как Богучанскую ГЭС) предполагалось закончить в 2013 году, однако сроки постоянно переносятся. Одновременно в 2006–2012 годах капитальные затраты «Русала» на сооружение первой очереди «БоАЗа» возросли с 5,7 тыс. долларов за тонну алюминиевого эквивалента на единицу мощности до 7,2 тыс. долларов за тонну, или на 26,3%. За тот же период среднемировые капзатраты увеличились всего на 9,8% и составляют в настоящее время порядка 4,5 тыс. долларов за тонну (62,5% от показателя «Русала»). Видимо, в России все дороже – и стройматериалы, и оборудование, и рабочая сила.

Проект БЭМО похож не на прорывное ГЧП, а на тривиальный увод денег у государства. Надеюсь, Счетная палата и Генпрокуратура придут к тому же мнению.

Автор – доктор экономических наук, профессор

Источник: Никита КРИЧЕВСКИЙ, «Новые Известия»

Экономика, Олег Дерипаска, 06.09.2012 04:26:23
Прочтений: 1307 Комментариев: 1 Оценка: 0

Обсудить "Вопросы здесь задаем мы":

1013: Iron 24.09.2012 15:27:25:

..."Надеюсь, Счетная палата и Генпрокуратура придут к тому же мнению".... О детская наивность - счетна палата и прокуратура исправно ждут своейной долии и молча в уголке сидят!!!! Гы-ы-ы-ы,


Поиск

Полезные ссылки

Рейтинг обсуждений

* В детских оздоровительных лагерях Алтайского края проводят Единые дни профилактики

* Состоялась встреча Председателя Правительства России Дмитрия Медведева и врио Губернатора Алтайского края Виктора Томенко

* Алтайский краевой перинатальный центр «ДАР» стал площадкой обсуждения актуальных проблем сохранения и восстановления женского здоровья

* Фотоработы волонтера форума «Алтай. Точки Роста» войдут в фонд Президентской библиотеки

* Распоряжением Губернатора Алтайского края Николай Чиняков освобожден от занимаемой должности

* Стать участниками знакового события приглашают жителей и гостей наукограда Алтайского края

* Стал известен календарь игр алтайского волейбольного клуба «Университет» в новом сезоне высшей лиги «А»

* Виктор Томенко - на втором месте в рейтинге губернаторов Сибирского федерального округа

Полезные ссылки